16.08.2017

Глава 06 Родственные души (от лица Рассела)



На меня падает мир. Находясь так близко к Эви, я едва могу дышать. Я должен выбраться отсюда.
Это не поможет, я чувствую здесь запах ее духов, думаю я, в то время как вижу, что Эви сидит на диване в библиотеке Рида. Лежа на диване с открытой книгой, она листает страницы, будто просто осматривает их, но я знаю, что благодаря своим ангельским способностям, она усваивает каждое слово. Ее идеальное тело обтекает диван, словно кошка. Я помню, как держал ее идеальное, обнаженное тело в своих руках, но не в этой жизни, а в прошлой.
Да, думаю я, фразы "прошлая жизнь" должно быть достаточно, чтобы в реальности принять эту ситуацию. Как я выживу, потеряв ее? Может быть если я исчезну на некоторое время, уйду куда-нибудь побуду в одиночестве, я смогу взять себя в руки. Или, может быть, Зи будет тренировать меня - избивая, чтобы на некоторое время я сосредоточился на другом виде боли - боли, с которой я смогу справиться.
- Рассел, ты куда? Ты уже закончил? - улыбаясь, спрашивает Эви.
Она потягивается, выгибая спину, и ищет новую удобную позу.
- Нет, но я уже шесть или семь раз перечитал предложения, так что думаю, мне просто нужно сделать перерыв, - отвечаю я, собирая свои книги и засовывая их в сумку.
- Учеба становится еще легче, да? - с любопытством спрашивает она.
Мы на середине второго семестра в Крествуде, и я не могу дождаться, когда он закончится. По сравнению со всем тем, что сейчас происходит в моей жизни, учеба отошла на второй план, но я продолжаю ходить на нее, потому что так Эви чувствует себя лучше.
- Ну, вроде, я знаю все математические решения еще до того, как профессор дает ответы. Я никогда раньше не был хорош в математике. Знаю, я должен радоваться всему этому, - пытаясь пролить свет на ситуацию, говорю я.
Но мои слова производят на нее противоположный эффект. Она хмурится. Наверняка она чувствует себя виноватой за то, что я превращаюсь в жуткого полу-ангела, как и она.
- Во-первых, перестань беспокоиться об этом, во-вторых - я прав. Я больше не ношу беруши - видишь, - говорю я.
Поворачиваю голову и показываю Эви, что я стал лучше контролировать свой суперслух и блокировать все шумы. Они мне нужны только тогда, когда вы с Ридом начинаете говорить друг с другом. Кажется, они мне пригодятся, думаю я и беру свою сумку, чтобы унести книги наверх в свою комнату. То есть в одну из комнат в доме Рида до тех пор, пока мы не поймаем Альфреда.
Во мне вспыхивает гнев, когда я думаю о маленькой ошибке. Теперь я совершенствуюсь, не могу дождаться, когда смогу пойти на охоту за этим мелким насекомым, Альфредом.  Я хочу быть тем, кто убьет его, чтобы он перестал быть тем, кто он есть, как объяснил мне Зефир.
Если он получит, то что ему нужно - душу Эви, он может избежать ада, сейчас это относится и к моей душе, если уж на то пошло, теперь я тоже полукровка. Альфред может и не знать, что я все еще жив, хотя после того, как он снова найдет Эви, доберется и до меня. Кажется, он одержим идеей обладать ее душой.
Как только мы обезвредим его, я смогу уйти. Я больше не хочу оставаться здесь и смотреть на то, как Эви и Рид вместе. Быть свидетелям их любви друг к другу, это самое больше, что я могу вынести на данный момент, учитывая воспоминания о том, что пару месяцев назад я чуть не умер.
Какая злая шутка судьбы: помнить каждую прожитую жизнь с Эви, каждое знакомство, каждый первый поцелуй с ней, каждый раз, когда она позволяла моим рукам проводить по соблазнительным изгибам ее тела.... Конечно, она не всегда девушка из прошлой жизни, так что придется постараться, чтобы заблокировать эти воспоминания, потому что они очень беспокоят меня.
- Рассел, ты можешь рассказать мне еще одну историю - ну ты знаешь, нас? - закрывая книгу, спрашивает Эви и смотрит меня с той сексуальной улыбкой, от которой у меня всегда ёкает в животе.
- Я просто собираюсь пойти и узнать, не проведет ли Зефир для меня еще одну тренировку. Мне нужно научиться драться так же, как они... - Если у меня будет шанс на выживание, думаю я, но кажется она читает мои мысли, потому что перестает улыбаться и снова смотрит на меня виноватым взглядом.
- Рассел, но ты действительно еще очень слаб. Что если Зефир причинит тебе боль? - спрашивает Эви, с беспокойством кусая губу.
- Ну, думаю, тогда мне придется попросить его быть со мной по осторожнее, но теперь я не такой слабый, - говорю я. Я пытаюсь думать о том факте, что благодаря ангельским способностям приобрел бронированную кожу, защищающую меня от многих вещей, которые как правило могут убить человека.
- Зи не особо хорошо понимает слово "осторожный", - кисло отвечает Эви.
- Я заметил, - потирая свою челюсть, которая пару дней была сломана, в то время как Зефир учил меня быть настороже. Для восстановления потребовалась всего несколько часов, но мне до сих пор казалось, что она не зажила.
- Давай, просто расскажи мне об одной из наших жизней, и я обещаю, что оставлю тебя в покое, - просит Эви. Ее глаза блестят от возбуждения, так как она знает, что я не могу ей сопротивляться.
- Хорошо, только про одну, - начинаю я, но она меня прерывает.
- Только если она хорошая. Не рассказывай мне о том, что в одной из наших жизней у нас было девять детей и мы жили в рыбацкой хижине на берегу моря, но ты умер и оставил нас голодать. Я имею ввиду девять детей..., - сморщив нос говорит Эви.
- Это не моя вина, ты не могла держать свои руки подальше от меня. Что я должен вспомнить? Что когда они родились, и ты покинула нас, я отправился к дверям первой попавшейся вдовы, чтобы прокормить их? - Оборонительно отвечаю я.
- Ты прав, прости. Просто можешь рассказать мне то, где у нас не было столько бед... не было столько боли, - с надеждой спрашивает она.  - О, и сделай это от лица девушки, потому что немного жутко слышать рассуждение о себе со слов раздражающего матроса со склонностью к виски... - с полуулыбкой замолкает она.
- На самом деле, это просто, потому что я не всегда был таким милым и... - пытаюсь сказать я.
- Рассел! - улыбаясь в свою защиту говорит Эви... его... ее... не важно.
- Хорошо, я буду иметь это ввиду... дай подумать, - говорю я, пролистывая свои воспоминания о нашей совместной жизни, пытаясь найти то, что удовлетворит ее. - Нет... нет, эта была горячей но... нет... нет... ну... ааа.... нет, ладно, вот еще одна... блин, нет, может быть не..., - говорю я, продолжая листать жизни.
- Рассел, что происходит? - мягко спрашивает Эви.
- Ну, просто у них всех хорошее начало, но затем... я знаю... все заканчивается, когда один из нас умирает, потому что такова жизнь - или была - а сейчас я больше в этом не уверен. Ну, мы не умрем, ну по крайней мере, в любом случае, не своей смертью, - говорю я.
Рад что мы одни в комнате, и мне не нужно проверять не подслушивают ли нас. Иначе они подумают ничего иного, кроме того, что я псих, а еще, этот разговор наедине очень приятен. Тем более, ангелы точно знают, о чем я говорю.
- Ок, думаю, я нашел то, что ты хотела бы услышать. Ты была очень красивой девушкой… тебя звали Айп, с гаэльского языка это значит Красавица, так что было действительно хорошо, что ты была настолько красива, или тебя бы дразнили. Когда я встретил тебя был тысяча сто сорок седьмой год, год рождения нашего Господа, тогда ты жила в Шотландии. Это было во время правления царя Давида, в Шотландии было построено столько монастырей и еще большее количество зданий для талантливых людей, таких же талантливых какой была ты.
- Мне нравится, как ты сказал: "Ты была там", - говорит Эви.
- Тогда я тоже был Рыжиком... как и ты. Это воспоминания, а не просто истории, - несколько расстроенно отвечаю я, потому что она все еще не верит, что мы на самом деле там были.
- Ты прав, прости... просто то, что ты рассказываешь о том, что мы были в Шотландии, на мгновение это показалось таким реалистичным, - отвечает она. -Ты знаешь Гэльский?
- Думаю да - так как Гэльский - это язык двенадцатого века. Сейчас по крайней мере - где я был.... Ты и твой клан была в Кэмпбелл, прямо в сердце Хайленда. Я жил чуть ниже в Дункане, был третьем сыном из богатой семьи, меня отправили на встречу с людьми от лица моей матери, для воспитания... Они тоже были из Кэмпэбеллы. Ты понимаешь, к чему мы идем? - спрашиваю я, видя, как она начинает улыбаться.
- Что ты имеешь ввиду под воспитанием? - спрашивает Эви.
- О, это когда я шел в другой клан и тренировался как скваер, учился воевать, чтобы в конечном счете стать рыцарем, - объясняю я.
- Ты был рыцарем? - лучезарно улыбаясь, снова спрашивает она. - Как... в сияющих доспехах.
- Нет, у нас была другая броня, не такая блестящая и не с таким количеством металла, - развлекаясь, отвечаю я. - Мы были больше похожи на военнослужащих.
Эви качает головой, пытаясь осмыслить все, что я ей сказал.
- Как мы встретились? - спрашивает она.
- Ну, вроде я научился этому - посмотрим.... Я был отправлен в горы Кэмпбелл, когда мне было шестнадцать, и поверь, я не был от этого в восторге, потому что дома у меня была девушка, и я думал, что любил ее. Она была очень хорошенькой, но не сравнима с тобой. Она выглядела - как я сейчас, только ее волосы более насыщенного огненного цвета, глаза были голубыми, нежели серыми, и у нее было много веснушек, и она не слушала меня, когда я говорил ей, что она должна носить монашеские одежды, потому что она была языческим ребенком. Но она не похожа на тебя. Когда я встретил ее, ей было двенадцать, - объясняю я.
- Рассел! О чем ты думал, когда начал встречаться с двенадцатилетней?! - потрясенно спрашивает Эви.
- Я не бегал за ней! Вы все сами бегали за мной! Я не мог избавиться от нее. Вы все всегда сами ходили за мной и пытались как-то привлечь мое внимание. Меня это просто сводило с ума, - игриво улыбаясь, говорю я, поминая ее в двенадцать лет.
- О, ну... это более понятно... - с облегчением подмечает Эви, а затем, спрашивает: - Что за монашеский наряд?
- Это кусок ткани, который накидывается на твою голову, прикрывая волосы, и закрепляется металлическим обручам, который называется венок, - поясняю я, наблюдая за тем, как она пытается понять незнакомый головной убор.
- Воу, это странно. Ладно, рассказывай дальше, - улыбается она.
- Ну, однажды я имел дело с ней. Я уже говорил, что она должна перестать преследовать меня, что я не приму от нее не один знак внимания. Я был среди своих друзей, и все это меня смущало. Я был очень скромный, но я любил ее. Я имею ввиду, я был шестнадцатилетним мальчишкой, я говорил, что никогда не полюблю ее, но сделал наоборот, - подняв брови признаю я, смотря на Эви, которая смотрит на меня, словно я людоед.
- Нет, ты не мог сказать такое двенадцати летней девочке! Ты бессердечный! - обвиняющие говорит она.
- О, ну я сделал это, и знаешь, что сказала Айп? Ты сказала - "Леандер Дункан" - в то время это было мое имя, "Я не отдам тебя другой, пока ты не скажешь, что любишь меня" И убежала, оставив меня в покое, - нежно говорю я, вспоминая, эту маленькую красивую вспыльчивую девочку.
- Что случилось потом? - спрашивает Эви, когда я не продолжил.
- Ну, я вернулся домой, и прошло несколько лет, пока однажды я снова тебя не встретил, тебе было шестнадцать или около того, и, О Господи, ты была так красива, ты была самой прекрасной из всех тех, кого я когда-либо видел в своей жизни, - печально говорю я Эви, пока она злобно смотрит на меня.
- Ха-ха, поделом тебе Леандер! Ты просто так от меня не отделаешься, рассказывай мне все, - смеется она.
- Хорошо, ну в общем, я вместе с мамой пошел навестить наших родственников из клана Кэмпбелл, в то время мы время от времени собирались вместе. Там я видел тебя с парнем, который кстати был кузнецом, и у него были такие руки, -говорю я, указывая на бицепс размером с бедро. - Должно быть, он один из самых устрашающих людей, которых я видел, - продолжаю я, вспоминая отца Айп. Он был выше чем я сейчас, поэтому я понимаю, что мужчину его роста не так просто чем-то напугать, но он был очень устрашающий, - вижу, как Эви пытается представить все то, о чем я ей рассказываю. - В любом случае, в тот момент, когда ты увидела меня, ты была со своим отцом, и у тебя было такое лицо, словно ты съела плохой хаггис или что-то в этом роде. Ты побледнела и стиснула челюсти, и после этого ты больше не взглянула на меня.
- И так, что же сделал Леандер? - наклоняясь в кресле спрашивает Эви.
- Ну, я некоторое время просто наблюдал за тобой. Каждый молодой человек, находящийся там, тоже наблюдал, так что я был в хорошей компании. Каждый танец ты танцевала с разными партнерами, но у тебя не было к ним никакого интереса, но я чувствовал, что это лучший предлог, чтобы пригласить тебя на танец. Но когда я собирался сделать это, ты просто отвернулась от меня. Ничего не объясняя я просто спросил: "Могу я пригласить вас на танец?" и ты сказала: "Нет". Потом я танцевал танец с партнершей, которая сама меня выбрала, - я наблюдаю за тем, как сверкают глаза Эви по мере того, как я рассказываю ей свои воспоминания.- Когда настало время ужина, я сидел с парнями и наблюдал за тем, как девушки подают подносы с едой. Я сидел за своим столом, а ты раздавала хлеб, когда ты продвинулась ближе ко мне, то прошла мимо, пропуская меня, словно меня и не существовало. Когда я казал что ты меня пропустила, знаешь, что ты ответила? - хихикая спрашиваю я Эви, вспоминая ее ответ.
- Нет, и что я сказала? - поигрывая бровями спрашивает Эви.
- Ты казала: "Я не заметила тебя Леандэр, помнишь, что я сказала тебе ранее? Я сказала, что ты больше никогда, ничего не возьмешь из моих рук, вспомнил? Я больше ничего не дам тебе из моих рук"
- Ура мне! - рассмеялась Эви. - И что ты сделал?
- Ты хочешь знать бросил ли я перчатку? - спрашиваю я, потирая руки и вспоминая о том, как я поступил. - Я должен был узнать насколько ты упряма, так что я начал с цветов. Это могло заставить тебя повернуть назад. Потом я купил венок для твоих волос. Ты его тоже отвергла. Потом я купил какие-то детские кожаные сапоги, но их ты тоже не приняла, и я понял, что тебя не подкупить подарками, - рассказываю я ей, перечисляя список.
- Так, если я не могла быть подкуплена... что тогда? - с любопытной улыбкой спрашивает Эви.
- Ну, я должен был пойти на хитрость. Когда я приехал в соседний город чтобы навестить свою сестру, я следил за тобой. Я вошел в конюшню, подбежал к лошади и стал жать твоего выхода, - пустив голову признаю я, чувствуя стыд за то, как поступил восемьсот лет назад.
- Рассел! - шокировано восклицает Эви.
- Я знаю, но я был в отчаянии и таким упрямым. Так или иначе я вышел и притворился, что видел тебя. Я предложил тебе вернуться, но ты отказалась. Поэтому мне пришлось всю обратную дорогу идти пешком, чувствуя свою вину за то, что следил за тобой. Позже, ты сказала мне, что знала, что я иду за тобой, поэтому специально шла так медленно, чтобы наказать меня, - улыбаясь, говорю я. - Ты была такой упрямой девушкой.
- Я? Ты загнал мою лошадь, - говорит она.
- В любом случае, теперь я был настолько одержим, что просто не знал, что с этим делать. Раньше, я представлял себе любовь, но это и близко не подходило к тому, что я чувствовал к тебе. Может быть, я не должен рассказывать тебе эту часть - имей ввиду, я был в отчаянии, - вставая со своего места и беря свою сумку, говорю я.
- Куда ты идешь? Ты не можешь уйти, не рассказав мне о том, что ты сделал, - говорит Эви, хватая с дивана одну падушку и запуская ее в меня.
Я легко ловлю ее, прижимаю к себе и, вдыхая запах ее духов, возвращаюсь на свое место.
- Ок - только помни - я был в отчаянии. Я был влюблен в тебя и не мог найти способа, чтобы ты снова обратила на меня свое внимания. Так что я проводил тебя до озера. Я хотел очистить твою одежду… когда все ушли, я остался и смотрел, как ты мыла свои волосы. Ты была только в одной тонкой льняной сорочке, и когда она промокла, ну, для воображения не осталось места. Итак, я взял шерстяную верхнюю одежду и положил ее на берегу, а сам спрятался за дерево, и стал ждать, пока ты заметишь, - поигрывая с уголком подушки, говорю я.
- Что произошло, когда я заметила? - затаив дыхание спрашивает Эви.
- Ну, ты пулей вылетела из воды с руками на бедрах. Ты видела меня, прячущегося за деревом, а затем отправилась домой. Если бы я не побежал за тобой и не преградил тебе путь, тебе бы пришлось идти в своем мокром платье прямо через центр города, - улыбаясь объясняю я. - Хотя, вообще, я был совсем не против от твоего вида сзади… - добавляю я и легко ловлю летящую в меня подушку. - В любом случае, я сказал тебе, что ты должна взять у меня свою одежду, чтобы тебе не пришлось возвращаться в мокрой сорочке. Ты сказала: "Я больше ничего не приму из твоих рук, и предпочитаю лучше пройти по городу нагишем"  А я ответил: "Но я люблю тебя" - я остановился и посмотрел на Эви. Она смотрит на меня и ловит каждое слово, что я ей говорю. На что ты сказала: "Боже... наконец-то! Я думала мне придется пройти по городу голышом, прежде че ты скажешь, что любишь меня, - печально улыбаясь Эви, говорю я. - А потом, ну, ты поцеловала меня… это было одновременно так сладко невинно и горячо.
- Так Айп и Леандер поженились? - мягко спрашивает Эви, закусив губу.
- Да, - вздыхаю я, заметив, что она в очередной раз отошла от моих воспоминаний.
- Ты уже попросила отца сделать нам кольца. Просто ждала, когда же я дойду до "я люблю тебя" части. Ты всегда была на шаг впереди меня.
Я уже начал входить из комнаты, когда Эви спрашивает:
- Что произошло с Айп и Леандром?
Я остановился, не уверенный в том, что должен рассказать ей эту часть истории.
- Ну, мы были женаты несколько лет, я сильно заболел тем, что сейчас мы привыкли называть простудой. Я умолял тебя оставить меня и вернутся к отцу, но ты заупрямилась и не ушла. Ты продолжала ухаживать за мной и мне стало лучше... а ты заболела… и тебе не становилось лучше, - спокойно говорю я, у меня перехватило горло, когда я вспомнил, как Айп умирала на моих руках. Горе того дня до сих пор сохранилась в моей душе.
- Рыжик, ты хоть представляешь себе эту картину? - грустно спрашиваю ее я. - Ты за меня отдала свою жизнь.
- Я не помню себя как Айп, - тихо говорит Эви.
- Я знаю, но она здесь - в твоей душе - я поцеловал тебя на пляже, а несколько месяцев назад ты пыталась отдать за меня свою душу. Знаю, что ты не помнишь, о она здесь, но она в нас, и это самая странная жизнь, которую я когда-либо видел, - потирая лоб, говорю я.
- Только скажи, и я закончу твою жизнь, чтобы вы смогли перейти к следующей жизни, - говорит Рид, заходя в библиотеку в своей обычной манере.
Даже после того, как мой слух улучшился, я все равно никогда не слышу его приближения.
- Я дам знать тебе об этом. По крайней мере, я думал об этом, пока бы тебя не вернули на Небеса. Не хочу пропустить не одной минуты с тобой, - говорю я, пытаясь не позволить ему достать меня.
- Пожалуйста, Рид будь милым... - говорит Эви, пытаясь строго смотреть на Рида, но это все равно не работает, потому что это кончается тем, что она все равно улыбается ему.
- Увидимся позже, Рыжик. Я пойду и посмотрю, сможет ли Зи продолжить мое обучение. Знаю, что ты тоже можешь прийти. Я уверен, что он сможет научить тебя бороться и защищать себя, потому что рано или поздно, тебе придется это сделать, - призываю ее я.
Я хочу, чтобы она поняла, что ангелы не всегда будут рядом, когда она будет в них нуждаться. С тех пор как мы пережили кошмар в Seven - Eleven, я не должен был произносить этого вслух. По крайней мере, Эви должна быть в состоянии защититься от такого жнеца как Альфред, потому что он хочет забрать ее душу.
- Рассел, она еще не готова. Ее развитие еще не окончено, и поэтому она еще слишком уязвима для обучения, - садясь рядом с Эви на диван, говорит Рид.
- Рид, поправь меня, если я ошибаюсь, но я не вижу здесь Падших, которые удерживают Эви от ее полного развития. Сейчас, она должна начать хотя бы с основ, чтобы в случае если вас не будет рядом, она смогла бы защитить себя, - настаиваю на своей точке зрения я.
- Рассел, а с чего бы нам не быть с ней рядом? - тихо спрашивает Рид, глядя не на меня, а на Эви.
- Не говори мне, что со всем твоим жизненным опытом и военной подготовкой ты не можешь представить сценарий, в котором Эви может столкнуться с этими Падшими людоедами без тебя.
Должно быть я попал по его больному месту, так как слышу его предупреждающее рычание.
- Сейчас ее способность к выживанию, заключается в двух стадиях: убеждение и скорость. Для начала ей нужно попробовать одно, а затем, если первый вариант не сработает, она очень хороша в том, чтобы склонить ангелов в свою сторону, - говорит Рид, беря ее руки в свои.
- Ей не повредит иметь еще одно оружие в своем арсенале. Я не понимаю тебя. Ты говоришь что любишь ее, но не пытаешься даже помочь ей, - говорю я, но не успели эти лова слететь с моего языка, как Рид оказывается передо мной с жатыми кулаками.
Это странно, как быстро он может передвигаться за долю секунды.
- Никогда не подвергай сомнению мои мотивы по поводу обеспокоенности за Эви. То, что ты предлагаешь, в данный момент является ненужным риском, - шипит он мне в ухо.
Он старается не показывать волнение, которое уже переполняет его. Зная это, я нажимаю на него.
- Чего ты боишься, Рид? Что для защиты Эви ты не нужен? - тихо спрашиваю я, смело встречая его взгляд, даже несмотря на то, что мои инстинкты говорят мне быть осторожным. - Нет, это не из-за этого... - говорю я, рассматривая в этот момент его лицо. - Ты боишься, боишься, что ей причинят боль - и ты не сможешь смотреть на ее боль, - Рид снова зарычал, и это был знак того, что я подошел очень близко к истине. - Ты теряешь контроль, - сквозь стиснутые зубы, говорю я. - Тебе нужно быть готовым к любой ситуации, не это ли всегда говорит Зи? - глядя прямо ему в глаза, спрашиваю я.
Эви снова пытается встать между нами, и в этой ситуации это уже становится привычным.
- Ок - вы двое такие забавные, я даже не знаю, что я буду делать, когда все это закончится, - с сарказмом говорит Эви. - Рассел, думаю ты прав. Я все время об этом думаю, я должна научиться самозащите, - говорит она.
Я смотрю на Рида, который злобно насупился.
- Мы будем тренироваться в столовой, пока ты болела, Рид начал ее переделывать. Ну я имею ввиду все эти сводчатые потолки, перегородки и деревянные полки. Если ты тоже будешь тренироваться, мы могли бы использовать маты, - смотря на Эви, объясняю я.
- Нет, мы не будем, потому что она не будет тренироваться с тобой и Зефиром, - нахмурившись, говорит Рид.
- Нет, будет, - отвечаю я, настаивая на своем.
Прежде чем я понимаю, что произошло, я оказываюсь прижатым к стене у выхода из библиотеки, Рид схватил меня за грудки и приподнял над полом.
- Ты хочешь увидеть ее смерть, что ли? - удерживая меня над молом, спрашивает Рид.
- Потому что стоит Зефиру лишь на две секунды потерять концентрацию, как он переломит ее на две части, - исследуя мое лицо, говорит Рид.
- Рид, сейчас же отпусти его! - говорит Эви, за долю секунды оказываясь возле Рида и беря его за руку.
Рид тут же снова ставит меня на ноги и отступает на несколько шагов. Он не смотрит на нее, а смотрит на меня.
- Рид, послушай меня внимательно, потому что я скажу это только один раз. Я тоже ее люблю. Я хочу, чтобы она выжила, наверное, даже больше чем я сам, - объясняю я, с раздражением запуская пальцы в волосы. - Вот чего я боюсь - я боюсь, что кому-то на небесах придет в голову, что Эви или я, или мы оба, можем обойтись и без помощи ангелов, и чтобы проверить эту теорию, они решат призвать тебя обратно. Если этот день настанет, ты хочешь, чтобы она попала на милость очередного падшего ангела, вставшего на ее пути? - спрашиваю я, пытаясь его образумить. – Конечно, не думаю, что я смогу вам помочь, по крайней мере до тех пор, пока не обзаведусь своими крыльями, а потом кто знает... - нехотя говорю я, хотя я знал, что, когда придет время надрать задницу ангела, скорее всего у меня не будет никакого расписания. - Но я сделаю все что в моих силах, чтобы быть готовым к тому времени, когда вам понадобится моя помощь, и если будет необходимо, я защищу Эви, даже ценой собственной жизни.
- В этом нет необходимости, потому что я собираюсь научиться самообороне, чтобы никто не умирал из-за меня, - сурово говорит Эви, смотря по очереди на нас с Ридом. - Чтобы не было ни каких недоразумений, я сама поговорю с Зи.
- Мы должны обсудить твою безопасность, - начал Рид, но Эви прерывает его.
- Рассел прав - это моя безопасность - заботливо говорит Эви. - Я не могу все время полагаться на твою защиту. Я сама должна быть готова к своей защите. Сейчас подходящее время, чтобы прийти к этому выводу.
- Да, я согласен, когда ты будешь более сильной и твои чувства обостряться еще больше, но сейчас, - снова начинает Рид, но Эви снова его останавливает.
- Рид, я больше не могу сидеть в ожидании. Мне нужно позаботится о себе. Я не могу положиться только на вас, когда дело касается моей защиты, - говорит Эви, положив свою руку на щеку Рида и заставляя его посмотреть на нее.
- Ты не должна этого делать, - уверяет ее Рид.
- Рид, я еще жива. И мне нужно что-то сделать, чтобы такой и оставаться. Рассел, когда ты тренируешься? - спрашивает Эви.
- С Зи? - спокойно говорю я. Проходит меньше дух секунд, прежде чем Зефир присоединяется к нам в библиотеке.
Он движется мимо нас к окну.
- Возможно, чтобы Рыжик присоединился к нашим тренировкам? - спрашиваю я.
- Мне было интересно, когда же мы к этому подойдем. Эви, ты готова к обучению? - спрашивает Зефир Эви, внимательно глядя в ее глаза.
- Нет, она еще не готова, - отвечает за нее Рид.
- Твое мнение на этот счет я знаю. Теперь я спрашиваю Эви. Я хочу знать, готова ли ты? - снова спрашивает ее Зефир.
- Зи, что ты имеешь ввиду? - смотря вниз спрашивает Эви, пытаясь скрыть тот факт, что она уже знает, что это означает.
- Я имею ввиду, что ты так поглощена своим горем, что большую часть времени ты ходишь словно во сне, - говорит Зефир. - Если мы собираемся сделать это, то мне нужно, чтобы ты разорвала оболочку вокруг себя, иначе в итоге, я могу навредить тебе.
- Вижу, думаю, я буду лучше выполнять работу, скрывая свои эмоции, но кажется, единственный человек которого я обманываю, это я сама. Я пойду, переоденусь, и мы встретимся в столовой, или отныне это спортивный зал? - спрашивает она.
- Ты уверена, Эви? - спрашивает Зефир.
- Зи, я в порядке, и собираюсь таковой и оставаться, - отвечает Эви, идя к двери библиотеки, расправив плечи.
Это моя девочка, улыбаясь думаю я, после того как она покинула комнату. Потом я вижу опасное выражение лица Рида и перестаю улыбаться.
- Знаешь сколько времени нам требуется на убийство? - продолжая хмуриться, спрашивает Рид.
- Нет, - отвечаю я.
- Так долго, что ты бы поверил, что прошла целая вечность, - сурово говорит Рид.
- Ой, - пытаясь не выглядеть пораженным, говорю я.
- А знаешь ли ты, что нужно сделать, чтобы убить одного из нас? - с угрозой спрашивает Рид.
- Да, Зи объяснил мне, что чтобы добиться лучшего эффекта, я должен все разрывать, - пытаясь не язвить, отвечаю я, понимая, что в этой ситуации это не поможет.
- Правильно. Насколько ты готов увидеть Эви разрывающую другого ангела? Неужели ты думаешь, что она готова сделать это? - спрашивает меня Рид.
- Я бы казал, что при определенных обстоятельствах, она вполне может это сделать. Рид, не стоит ее недооценивать; у нее природная сила, и даже если она этого не помнит, у нее были века, чтобы отточить свою железную волю, - говорю я, пытаясь объяснить. - Я еще даже не вернул все свои воспоминания, но уже знаю это.
- Чего ты пытаешься добиться, рассказав ей все истории из прошлого? Она не помнить вашей совместной жизни, - спрашивает меня Рид.
- Я не знаю, Рид, может быть я надеялся сделать то, что ты не смог, - отвечаю я, вздыхая, и с раздражением потирая шею, я понимаю, что он слышал все, что я рассказывал ей о ее жизни как Айп. Это личное. Это было, когда она была моей, и я не хочу - делиться этой частью моей жизни с ним.
- Это ей не поможет, - говорит Рид.
Нет, это не помогает ей, позволяет ей жить, потому что никто не может добраться до нее, потому что мы оба знаем, что это не так, - с отвращением думаю я, стараясь не произнести это вслух.
- Думаешь, она не знает, что все время в опасности? Я хочу, чтобы здесь она чувствовала себя в безопасности. Я хочу, чтобы она исцелилась, но пока она боится, она не сможет этого сделать.
- Ты слышал ее ночью? Ее каждую ночь мучают кошмары, - медленно говорит Рид, словно я не осознаю всю серьезность ситуации.
- Я знаю, но не думаю, что они все травмирующие. Некоторые из кошмаров снятся потому, что Альфред все еще там, и она чувствует его, - пытаясь объяснить отвечаю я.
- Да, я это знаю, - спокойно говорит Рид. - Из-за этого мы не могли оставаться в Крествуде. Зи и я разработали стратегию, чтобы заставить Альфреда двигаться. Мы считаем, что наши хаотичные действия могут быть наживкой, заставят его действовать необдуманно, но я больше не хочу использовать Эви в качестве наживки, - говорит Рид. - Мы должны заставить его снова чувствовать себя самоуверенно, потому что сейчас он потерял многих своих союзников. Падшие больше не последуют за ним. Вероятно, они охотятся за ним также, как за нами. Это будет работать в наших интересах, потому что он в отчаянии хочет получить душу Эви, потому что это его единственное спасение.
- Почему мы охотимся за ним не там? - расстроенно спрашиваю я, думая, что за это время Альфред мог собрать больше союзников и разработать план как добраться до Эви.
- Мы - Высшая Сила. Наша сила заключается в том, что нас не сломать. В то время, когда он действует необдуманно, мы действуем по плану. Мы будем ждать его, потому что у нас есть то, что ему нужно. Он придет и тут же умрет, - отвечает Рид, рассказывая про тот день, когда Альфред решит сделать свой ход.
- Надеюсь, что ты прав, Рид, надеюсь - вы все правы, - говорю я и выхожу из библиотеки, отправившись на занятие с Зи.

Глава 05 Бегство



Я думаю есть единственный способ избежать этого Амазонского ангельского воина, так как она смотрит на меня так, словно я ее заклятый враг. Я должна выждать момент, рассуждаю я. По моему лицу катится пот.
Прошло только восемь секунд, но глядя в ее глаза, которые, наверное, искали мое слабое место, чтобы составить план убийства, я чувствовала будто прошла целая вечность. В один миг перед моими глазами пронеслась вся моя жизнь.
Я знаю, как чувствует себя антилопа, когда перед погоней смотрит в глаза львице: в бешеном темпе мое сердце окутал липкий страх; запах этой силы обволакивает мое обоняние и отпечатывается в моем сознании; мои мышцы натягиваются и растут, готовые сорваться на бег сразу после того, как в моем мозгу сформируется план. Все это смешивается с окружением, заставляя чувствовать себя дезориентированной.
Стоя на вершине горнолыжного склона, я понимаю, что находящиеся вокруг меня люди не знают, что рядом с ними происходит что-то необычное. Слушая счастливых возгласы и смех людей, наслаждающихся семейным отдыхом, я понимаю, что они не знают о хаосе, который вторгся в мой мир.
В доле секунды думая о своей стратегии, я вспоминаю все чему научилась на хоккее на траве от моих коллег по команде. Направление движения глаз может ввести в заблуждение. Я хочу провести ее, пытаюсь сделать так, чтобы она ушла вправо. Это направление приведет меня обратно к холму, туда, где мы сели на гондолу.
Когда девушка за моим плечом начала кричать, я не колебалась не секунды, вместо этого, я опускаю голову и делаю то, что должна, ухожу в противоположную сторону от склона. Поскольку Воин оказывается не готов к крику девочки-подростка, она отвлекается от меня на достаточно долгое время для того, чтобы, когда опомниться, инстинктивно направиться в ту сторону, куда я ей показала.
Когда я убегаю с вершины склона, инстинкт берет верх. Я больше не о чем не думаю, кроме концентрации на том, чтобы бежать так быстро, как это возможно. Пробежав еще несколько ярдов, я осознаю, что бегу вниз по горному склону, на открытую местность, откуда меня будет хорошо видно. Я меняю путь и вижу, что бегу параллельно с густой сосновой рощей. Срезаю через нее путь. Она укрыта тяжелым снегом, так что все, что я слышу, это свое дыхание и легкое касание ног.
Через несколько мгновений я слышу, как над моей головой раскачиваются и хрустят ветки. Прямо позади меня с веток падает снег. Я быстро смотрю через плечо на верхушки деревьев и вижу фигуру ангела, скользящую вдоль деревьев прямо над моей головой. Когда рядом со мной ломаются ветки, и я чувствую, как она следует за мной, меня начинает одолевать паника. Позади меня с тяжелым стуком что-то падает, и я оглядываюсь через плечо, чтобы посмотреть, что это.
Затем, раздается свистящий звук и мимо моего уха проносится что-то на подобие мини ракеты и врезается в ближайшее дерево.  Это оказалась ветка с другого дерева, которая использовалась в качестве копья, чтобы убить меня.
Я взвизгиваю, и мое сердце подпрыгивает к горлу. Мои крылья вырываются наружу, превращая в лохмотья мое пальто, которое кучей валиться к моим ногам. Думаю, что это должно привнести ей сложностей, в то время, как замечаю, что слева от меня она становиться все темнее и темнее. Я разворачиваюсь в том направлении, понимая, что она становиться темнее, из-за того, что деревья становятся гуще и, следовательно, обзор сверху стал хуже. Плюс ко всему, кроны деревьев не дают разглядеть меня, поэтому это может заставить ее не лететь за мной, а бежать или, в противном случае, она рискует потерять меня.
Я знаю, что моя стратегия работает, потому что меня пока еще никто не убил, то есть я пока только слышу, как в ста ярдах от меня выкорчёвываются деревья. Справа от меня пролетела другая сосна. По лесу разноситься оглушительный шум, в то время как падают еще несколько деревьев издавая ужасный грохот. Огромные сосны падают как элементы домино, заставляя меня резко отскочить влево, чтобы избежать удара.
Меня пронзает страх, заставляя увеличить скорость. Я почти уверена, что она меня не видела потому, что если бы она меня увидела, то эта сосна убила бы меня.
Когда позади себя слышу крик, то немного сбавляю темп. Этот яростный крик вызывает дрожь в моем теле. А затем, быстро сокращая расставания меня окликает женский голос:
- НЕФИЛИМ, Я НАЙДУ ТЕБЯ И ВЫРВУ ТВОЕ ЗЛОЕ СЕРДЦЕ.
Она продолжает вопить, но я больше не понимаю ничего из того, что она мне говорит, потому что она продолжает говорить на ангельском языке, пока я продолжаю наращивать скорость.
После этого, я выбегаю на открытую местность, запрещая себе о чем-либо думать. Когда мне нужно перепрыгивать ручья и выступы я делаю это, не позволяя сомнениям или страхам помешать моей цели. Не знаю, как долго я бежала не оглядываясь назад, но к тому времени, когда я снова оглянулась, чтобы посмотреть следует ли она за мной, уже стемнело.
Меня до сих пор скрывает густая сень деревьев, так что я тихо подвожу итоги моего окружения. Я слабо слышу, как в нескольких милях от меня двигаются машины. Если на дороге есть тень, то на некоторое время там можно укрыться. Мне нужно получить четкое представление о том, где я нахожусь, а затем позвонить Риду, чтобы он вытащил меня отсюда - если конечно с ним все в порядке.
От последней мысли меня начинает тошнить.  Он должен быть в порядке, или для меня все закончится.
Я заставляю себя двигаться дальше, по заснеженной дороге я следую за звуком машин. Я не выхожу из-под укрытия деревьев, но продолжаю двигаться вдоль дороги.
Мне становится холодно, и чтобы хоть как-то сохранить тепло, я обнимаю себя руками. Теперь моя кожа лучше реагирует на холод, уберегая меня от гипотермии, но без моего пальто, которое теперь разорвано, ощущения все равно неприятные.
Мерцающие впереди огни, указывают на наличие города, но пока я по-прежнему нахожусь в тени. Я должна решить рискнуть ли мне оставить лес, чтобы найти другое укрытие или оставить все как есть и продолжать двигаться по лесу.
Дрожь в моих руках, принимает решение за меня. Мне нужно быстрее найти укрытие, чтобы согреться, и мне нужно узнать, где я могу связаться с Ридом.
Я осторожно покидаю свое укрытие, сканируя окружающую местность.
Остановившись на обочине, я подхожу к черте города и вижу знак, приветствующий меня в Эймсе, Доме счастливых людей и Чемпиону по рубке леса с тысяча девятьсот девяносто четвертого года. Обычно, такая информация вызывает у меня улыбку, но учитывая обстоятельства, я просто читаю.
Прежде чем остановиться возле первого фонаря, я осознаю, что мои крылья все еще видны, поэтому я останавливаюсь и думаю, что же делать дальше.  Я должна заставить их втянуться обратно, прежде чем меня кто-нибудь увидит в Эймсе и сообщит в СМИ.
Мое волнение не облегчает мне задачу. Я так переживаю о том, что произошло на холме с Ридом и другим ангелом, что не могу дышать.
Достав из кармана телефон, я замечаю, что он выключен. Должно быть это произошло пока я бежала. Я нажимаю кнопку включения, загорается дисплей, оповещая меня о том, что было пропущено тридцать три вызова.  Когда я прокручиваю список пропущенных вызовов, вижу, что есть несколько вызовов с моего номера.
Должно быть, Рид вернулся в коттедж и взял мой телефон чтобы позвонить мне. Так же были пропущенные с номеров Зефира и Булочки. Они пытались связаться со мной в течении часа.
Я проверяю время: сейчас почти девять часов, это означает, что я бежала по лесу как минимум четыре часа. Должно быть они безумно волнуются, думаю я, и сразу набираю смс на свой номер и нажимаю отправить.
Ответ последовал после первого же гудка:
- Эви? - спрашивает он, и его голос звучит по-другому, словно это вовсе не его голос, но я узнаю отдельные нотки, звучащие в нем, он звучит также, как когда на меня напал Альфред.
- Рид, ты в порядке? - спрашиваю я, потому что меня пугает паника в его голосе.
Мгновение он молчит, а потом произносит:
- Да. А ты? - напряженно спрашивает он.
- Да, я в порядке. Я в Эймсе. Я т-только что прибежала с-сюда. Я вне города, п-потому что не могу спрятать свои к-крылья. Я немного з-замерзла, - говорю я, понимая, как стучат мои зубы.
- Эймс, - слышу я как он говорит кому-то на другом конце, возможно Зефиру и Булочке.
- Ты одна? - военным тоном спрашивает он.
- Д-да, - дрожа от холода, отвечаю я.
- Почему ты не отвечала на звонки? - спрашивает он, понемногу приходя в себя.
- Телефон был в-выключен. Я не знала, что т-ты п-пытался д-дозвониться до м-меня, - все еще со стучащими зубами объясняю я.
Я пытаюсь сжать их, чтобы они не стучали.
- Ты уверена, что ты в Эймсе? - снова военным тоном спрашивает меня Рид.
- Д-да. На т-табличке н-аписано про с-счастливый н-народ, - иронично говорю я, сканируя местность на наличие счастливых людей, и отмечая, что никто не гуляет, это, наверное, потому, что на улице холодно.
- Что? - спрашивает Рид, более спокойно чем секунду назад.
- Н-неважно, т-ты п-поймешь, к-когда будешь з-здесь. К-когда т-ты п-приедешь? - дрожа спрашиваю я.
- Я уже в пути. Зефир и я на твоей машине, А Булочка следует за нами на другой. Судя по нашему навигатору, Эймс находится в ста милях от нас, поэтому чтобы добраться до тебя нам понадобиться примерно около часа. Тебе есть куда зайти, чтобы подождать нас и быть незаметной?
У меня уходит не больше минуты на то, чтобы найти то, о чем он говорит.
- Я в с-ста м-милях от в-вас? - спрашиваю я.
- Да, - говорит он.
- Я п-пробежала с-сотню м-миль? - снова спрашиваю я, чтобы понять, сколько я бежала.
- Да, ты выполнила мои инструкции намного лучше. Я сказал "Беги" и ты меня не разочаровала, - говорит он так, словно гордится мной. - В следующий раз держи телефон включенным, чтобы я знал, что ты жива, - снова напряженно продолжает он.
- К-конечно, - соглашаюсь я, чувствуя оцепенение, потому что не имела понятия что я так далеко убежала, пока меня преследовал ангел. Держу пари, если бы я бежала по открытой местности, то пробежала бы две сотни миль.
- Эви, я слышу, как у тебя стучат зубы, тебе есть куда зайти и погреться? - спрашивает Рид.
Я осматриваюсь вокруг.
- Ну, у меня проблема. Я н-не м-могу с-спрятать с-свои к-крылья, - сообщаю ему я, перекладывая телефон в другую руку, чтобы хоть немного согреть эту.
- Ты просто должна расслабиться, - отвечает он.
- Оу, - говорю я, потому что мне становиться все труднее сосредоточиться на том, что он говорит. - Х-хорошо. М-может б-быть если я п-посижу з-десь м-минутку.
- НЕТ! не садись! - почти кричит в телефон Рид. - Слушай меня. Ты не можешь сесть. Если ты сядешь, ты можешь замерзнуть, - строго говорит он.
- Хорошо, - соглашаюсь я, чувствуя, как мои открытые участки кожи обдувает ледяной воздух. Здесь намного холоднее чем в лесу.
Спотыкаясь, я иду вперед, направляясь в Эймс, стараясь держаться подальше от фонарей.
- Сейчас ты достаточно расслаблена? - спрашивает Рид.
- Я н-не з-знаю. Д-дай м-мне п-попробывать, - я снова пытаюсь, но мои крылья не убираются.
- Эви? - через некоторое время спрашивает Рид.
- Ч-что? - сконфуженно спрашиваю я.
- Сработало? - спрашивает он.
- Н-нет, - дрожа отвечаю я.
- Это не вопрос. Просто найди место, где ты можешь согреться, я скоро буду там, просто убедись, что тебя не видят люди, - напряженным тоном говорит Рид.
- Ммм, т-ты не с-сделал этого, - отвечаю я, на самом деле так не думая.
Это звучит невнятно.
- Эви, найди место. Сейчас же! - рявкает Рид, и я вздрагиваю.
- Х-хорошо, - соглашаюсь я и вешаю трубку. Я чувствую себя дезориентированный, и не хочу, чтобы он на меня кричал, поэтому лучший выход из этой ситуации, это повесить трубку, что я и делаю. Я бреду в направлении освещения вниз по улице, но, когда подхожу ближе, это оказывается магазин.
Свет горел зловещим заревом, заставляя мою голову и спину гореть адской болью. Я должна уйти оттуда, перехожу на другую сторону дороги и оставаясь в тени продолжаю двигаться.
Я прохожу мимо домов из песчаника с до сих пор украшенными фасадами. В Эймсе преобладает белый цвет, каждый уличный фонарь, вершины которых украшены венками, окутанный зигзагообразные гирлянды.  Провода окутаны золотыми гирляндами и шарами, создавая красивую арку через весь город.
Когда я иду дальше, вижу пару подворотен с закрытыми витринами чтобы их не было видно из окон машин, проезжающих по улице. Кажется, этой ночью все было закрыто, вероятно, потому что сейчас Новогодние праздники, Эви, а счастливые люди принимали участие в праздновании.
Телефон снова начинает звонить.
Кто-то должен ответить на звонок, потому что это не выносимо, думаю я, и продолжаю, пошатываясь, идти к центру города.
Должно быть я наткнулась на какую-то ратушу, потому что впереди наряду с рождественскими украшениями есть большая гаубица времен Второй Мировой Войны с подсвеченной гигантской минорой и знаком счастливой Кванзы. Я подхожу к статуе ангела. Он не похож не на одного из тех, кого я знаю. Они должны были сделать кого-то похожего на Рида. Может быть тогда его кто-нибудь украдет.
С улицы, до меня доносятся громкие звуки, отвлекая меня от созерцания праздничных украшений. Когда я иду на источник звука, я понимаю, что музыка звучит из клуба находящегося в конце улицы. Желтая неоновая вывеска гласит: "Добро пожаловать всем ковбоем и коровницам, до полуночи плата составляет всего один доллар"
Я пробралась на аллею возле бара, в то время как смеющаяся пара поворачивает за угол и подходит к двойным деревянным дверям. Пока парень придерживает дверь для своей спутницы, из бара веет теплым воздухом. Из бара доносится знойный голос в сопровождении со звуками гитары. Мужчина поет что-то о том, как он должен работать, чтобы ему не пришлось прятаться. Он не хочет, чтобы его поймали.
Я киваю молча соглашаясь, понимая его проблемы.
- Ты прав, дружище - бормочу я. - Я тоже не хочу, чтобы меня поймали.
Двери снова закрываются, заглушая песню.
Я отворачиваюсь от бара и иду вниз по аллее к задней части бара, туда, где расположена стоянка. Какой приятный запах, думаю я, продолжая продвигаться вниз по аллее, к затемненной части стоянки. Она находится возле черного входа какого-то ресторана. Подойдя ближе, я понимаю, что это что-то типа забегаловки. Задняя дверь немного приоткрыта.
Я останавливаюсь позади припаркованного фургона, наблюдая за тем, как сотрудник ресторана выносит несколько больших пакетов, сгружая их в большие мусорные баки. Пустые стеклянные бутылки громко лязгают о пустое дно бака. Сотрудник достает сигарету и закуривает; он быстро докуривает и отбрасывает от себя окурок.  Он возвращается к двери и начинает кому-то кричать:
- Эй, я ухожу, увидимся в следующем году... С новым годом, Дэрил! С новым годом Карэн... до скорого! - Он разворачивается и идет по дороге к своей машине, стоящей за углом. Заводит свой старый Pontiac и выезжает со стоянки в то время, как двигатель протестующе скрипит.
После того как он уходит, я подхожу к задней двери, он оставил ее приоткрытый, поэтому я чувствую из салона поток теплого воздуха. Он дарит очень приятные ощущения. Приоткрыв дверь, я чувствую запах жирной еды. Мой живот урчит от голода, я смотрю на датчики движения, чтобы увидеть есть ли кто-то в задней части парковки. Там находится склад, и он кажется пустым.
Я прислоняюсь к машине и заслоняю собой приоткрытую дверь. В нескольких ярдах от меня кто-то с помощью металлической лопатки переворачивает блюдо готовящиеся на гриле. Я хочу последовать своим желаниям, которые говорят мне о том, как я хочу подойти к стойке и попросить картошки. Я сопротивляюсь этому, потому что есть причина чтобы так поступить, просто я не хочу думать об этой причине.
Заметив дверь справа от себя, я отталкиваюсь от того места, где стояла, и открываю ее. Дверь ведет в зону отдыха для работников, в комнате располагались шкафчики, широкий ламинированный столик, на котором стояло пара пепельниц, складные кресла, а возле дальней стены стоял небольшой диван.  Шагнув в комнату, я прикрываю дверь, так как в это время снова начинает звонить телефон.
Я могу немного приглушить шум, для этого нажимаю несколько кнопок, а затем отвечаю:
- Т-с-с!
Он перестает звонить, и я выключаю свет, подождав долю секунды пока мои глаза привыкли к темноте. Когда я снова могу нормально видеть, я сажусь на диван, подтягивая колени к груди и обнимаю себя руками, чтобы немного согреться. Я, запинаясь, глубоко дышу, вдыхая теплый воздух. Он обволакивает меня и лишь через некоторое время я понимаю, что из трубки, которую я держу в руках, раздается голос.
Я прикладываю его к уху. Рид что-то говорит мне, но я не понимаю что, потому что он говорит со мной на ангельском языке. Сидя на диване, я слушаю его голос, звучащий как гипнотическая музыка, успокаивая меня словно нежная колыбельная.
Рид останавливается.
- Ч-что т-ты г-говоришь? - запинаясь спрашиваю я, потому что из-за дрожи во всем моем теле мне трудно говорить.
- Эви! - выдыхает Рид, словно вздыхая с облегчением.
Когда я не отвечаю, он спрашивает:
- Ты там?
- Аа-гг-аа, - только и успеваю сказать я, прежде чем меня пронзает еще один приступ дрожи.
- Где ты? - спрашивает он.
- Т-ты.... п-первый, - отвечаю я.
- Я называл тебе все причины, по которым я люблю тебя, - быстро говорит он. - Теперь, где ты?
- З-закусочная, - отвечаю я, - в з-задней к-комнате.
- Там тепло? - почти довольно спрашивает он.
- Д-да, - говорю я.
- Я иду. Просто оставайся там. Мы найдем тебя, ты поняла? - спрашивает он.
- А-г-г-а, - киваю я.
- Сколько процентов заряда осталось на твоем телефоне? - спрашивает Рид.
- Один п-процент, - говорю я, посмотрев на телефон и осознав, что он почти разряжен.
- Нам придется разъединиться чтобы сохранить заряд, созвонимся только в случае, если нам нужно будет найти тебя, - расстроенно говорит он. - Просто сиди там, хорошо? Я еду, - снова говорит он, и я знаю, что в какой-то степени ему сейчас хуже, чем мне, потому что он сейчас в безопасности, а я нет.
- О-останусь, - прежде чем повесить трубку, говорю я.
- Тебе холодно, дорогая? - спрашивает меня женский голос.
Я подпрыгиваю от страха, вскакивая с дивана и разворачиваясь, чтобы посмотреть кто со мной говорит. С секунду я думала, что это была Воин, которая гналась за мной по холмам и через всю страну, но я понимаю, что, если бы это была она, я бы никогда не услышала, как она разговаривает. Вероятно, я была бы уже мертва.
- Прости дорогая, я не хотела тебя напугать. Ты иди и снова сядь, я не причиню тебе вреда, - пожилая леди села неподалеку от меня и улыбнулась.
Она была не особо стара, на вид ей было пятьдесят-шестьдесят лет, у нее были тонкие каштановые волосы, с прядями седины. Она одета в форму закусочной, синие джинсы, черный топ и фартук с удобными карманами в котором было удобно носить блокнот для приема заказов.
Я просто смотрю на нее. Она снова улыбается с похлопывает по тому месту, где я недавно сидела. Больше всего я хочу сесть туда, куда она указала, потому что мои ноги дрожат, и я чувствую себя слабой.
- Ты ангел, - говорит она, скорее утверждая, чем спрашивая.
Я киваю.
- У тебя нет крыльев, - говорит она, указывая на мои красные придатки, которые я не могу скрыть. - В отличии от тебя, мы здесь не так долго, - говорит она, и блеск ее карих глаз заставляет меня немного расслабиться. - В последнем шкафчике справа, как правило, лежит одеяло, - указывая на шкафчик говорит она. - Ты должна взять его. Мы используем его, когда у нас двойная смена, и есть возможность немного вздремнуть. Кстати, я Брэнда.
Спотыкаясь, я иду к шкафчику, на который указала Брэнда, и нахожу на полке свернутое одеяло. Достаю его и завораваюсь в него. Оно пахнет как французское жаркое, заставляя мой желудок жалобно урчать.
- Ты напоминаешь мне мою дочь Дженни. Она тоже работает здесь и никогда не готова к перепадам погоды. Я всегда говорю ей о том, что она не должна выходить из дома без пальто, но она еще молода, чтобы понять это, - пожимая плечами говорит Брэнда. - Милая, ты должна сесть, иначе ты упадешь, - говорит Брэнда, пододвигаясь на диване так, что у меня появляется больше пространства для того, чтобы сесть. Я неуверенно сажусь на диван подальше от нее. - Как тебя зовут? - спрашивает Брэнда.
- Эви, - плотнее закутываясь в одеяло, говорю я.
- Хорошее имя, - говорит Брэнда.
- Я никогда раньше не знала никого с таким именем. Моего бывшего мужа зовут Дженни... думаю, у него была подруга с таким именем, он был таким дураком, - снова пожимая плечами говорит она. - Но это нормально. Мне тоже нравиться имя Дженни. У тебя есть бывшие? - спрашивает она.
- Нет, - без запинки говорю я.
- Это был твой парень? По телефону? - спрашивает она.
Я киваю.
- Он приедет за тобой? - заботливо спрашивает она.
Я снова киваю.
- Надеюсь, ты не против, что я тебя спрашиваю? Но почему тогда ты одна, в такую холодную ночь? - мягко спрашивает она меня.
- Это не мой выбор, - говорю я, радуясь тому, что могу ей ответить, не стуча зубами. - У меня некоторые проблемы, - честно добавляю я.
- У кого-то нет меда? - заговорщически спрашивает она.  - Одна из проблем твой парень? Или он помогает тебе ее решить? - вслух удивляется она.
- Он пытается помочь мне, но... - говорю я, но замолкаю.
- Но что? - хмурится она.
- Но я не знаю, сможет ли он. Проблема может стать больше, чем он может мне помочь, и чем ближе он ко мне, тем в большей опасности он находится. - Отвечаю я, и от того, что я была так честна с человеком и смогла произнести эти слава вслух, от этого у меня на глаза наворачиваются слезы. Я помню, как смотрела, как сегодня Рид покидал гондолу, и лицо убийцы, который принял бы его с распростертыми объятиями, если бы его целью не была я. Я делаю их врагами. Я делаю его подозреваемым.
- Не могу поверить, что у тебя есть проблемы, - по-доброму говорит Брэнда.
- Поверьте, - бормочу я. - Я знаю, что должна защитить его от проблем, просто я не уверена, что достаточно сильна для этого.
- Что по-твоему ты должна сделать? - сконфуженно спрашивает она.
- Я должна оставить его. Должна уйти туда, где он не сможет найти меня, сделать так, чтобы вдали от меня он был в безопасности. Он никогда не отпустит меня по своей воле, поэтому мне придется сбежать от него, - шепчу я и думаю, что это причинит мне боль, от которой я вряд ли избавлюсь.
- Если ты его оставишь, то защитишь? - спрашивает она, чтобы разъяснить.
- Да, - говорю я. - По крайней мере он выживет. Не знаю, но по крайней мере он будет жить. Если он чувствует хотя бы половину того, что чувствую к нему я, он выживет, но он не будет жить.
- Милая, я не знаю твоей ситуации, но если хочешь совет, я хотела бы быть готовой ко всему. Может быть ты никогда не должна выбирать тот вариант, который тебе больше всего подходит, но, если настанет день, когда это станет необходимым, ты должна привести этот план в действие и сохранить любовь, - советует Брэнда. Она пытается положить свою руку на мое колено, чтобы успокоить, но ее рука проходит сквозь мое колено потоком ледяного воздуха. Меня так застают этим врасплох, что я могу только сидеть и смотреть на Брэнду.
- Я пыталась сделать это, ну ты понимаешь, в самом конце. Но я не рассказала Дженни о моем плане, так что теперь она никогда не узнает, что я мертва, - объясняет Брэнда. - Я составила завещание и оставила его дома, но мой второй муж не сказал ей о нем. Он забрал мой дом и выгнал ее.
Я с трудом могу дышать, когда понимаю, что она мне рассказала. Брэнда дух. Она мертва, почему я не поняла этого? Должно быть я в отключке, глядя на Брэнду, думаю я. Конечно, она дух. Я сижу в темноте и говорю с тем, кто не может видеть меня иначе.
Когда она понимает, что я ангел, то ведет себя так непринужденно, видимо потому, что видела нас и раньше.
- Ты не знала, что я мертва, так ведь дорогая? - спрашивает Брэнда.  Я качаю головой. - Ты еще новичок во всем этом? - с сочувствием в голосе спрашивает она. Я киваю.
- У вас где-то есть копия вашего завещания? - спрашиваю ее я, с трудом пытаясь восстановиться.
- Да. После того, как со мной поступил мой первый муж, я не доверяла второму. Я сделала больше чем одну копию и положила их в свой шкафчик, здесь, на работе, - взволнованно говорит она, указывая на один из угловых шкафчиков. - При уборке шкафчика они не нашли его, потому что оно застряло между полкой и стенкой шкафчика. Кристал забрала мой шкафчик и повесила на него замок. Наверное, ты не сможешь открыть его, - разочарованно говорит она.
Встав с дивана, я убираю одеяло и иду к тому шкафчику, на который указала Брэнда. Замок был с комбинацией.
- Ты знаешь код? - спрашиваю я.
Брэнда расстроенно качает головой.
- Ну, думаю, Кристал придется съездить в магазин, а? - говорю я, и выдергиваю замок, чувствуя, как металл поддается без сопротивления.
Разжимаю руку и вижу, как поврежден замок, я улыбаюсь той силе, которая теперь у меня есть. Открыв дверь провожу рукой по задней стенке шкафчика, пока не нащупываю край загнутой бумаги.   Осторожно, чтобы не порвать, я достаю его из шкафчика. Достав, я смотрю на документ, замечая, что это последняя воля и завещание Брэнды Уилсон.
- Какой шкафчик принадлежит Дженни? - спрашиваю я. Брэнда указывает на шкафчик внизу. - К нему оставить записку? - спрашиваю я, оглядываясь вокруг в поисках ручки.
Посреди комнаты стоит пластиковый стол, на нем, в пластиковом стакане стоят несколько ручек. Я вытаскиваю одну из стакана и переворачиваю лист другой стороной, чтобы написать. Я смотрю на Брэнду, готовая написать все, что она пожелает.
- Пожалуйста пиши: Дорогая Дженни, мама любит тебя с первого дня твоей жизни и по сей день, и так будет и дальше, -  написала на обратной стороне документа. Иду к шкафчику Дженни и просовываю документ в щель закрытой дверцы, затем поворачиваюсь, и возвращаюсь к Брэнде.
- Спасибо, - широко улыбаясь, говорит она.
- Пожалуйста, - отвечаю я.
- Пусть Бог благословит тебя, Эви, - говорит Брэнда. - Сейчас я должна идти, они зовут меня.
Я слышу множество голосов людей, которые говорили в унисон на ангельском языке. Этот гул, просто как легкая мелодия, чья вибрация такая мягкая и сладкая, чего я чувствую свет внутри, словно я мягко плыву по волнам звука. Она звучит настолько божественно, что я хочу дотянуться туда, откуда звучит эта музыка, но она вокруг меня, засасывает этот ритм.
Брэнда начинает мерцать, словно кинопленка со старым фильмом, потом переходит в яркие вспышки света, а затем исчезает.  Ее тело сохраняет все тот же образ, что и прежде, но, когда я наклоняю голову, замечаю, что она плоская; она теперь не трехмерная, а двухмерная. Ее черты лица расплылись, но силуэт остался; она будто состоит из звезд и галактик, которые в кромешной тьме крутятся вокруг одной точки света, словно ночное небо принявшее образ Брэнды. Силуэт медленно покружатся во тьму, исчезая в лучике тьмы.
Теперь звука нет, но я чувствую его запах, если можно так сказать. Это больше походит на то, как в воздухе пахнет после грозы. В воздухе плавает запах энергии, как пыльца в весенний вечер. В отсутствие красивой мелодии, которая только что наполняла меня радостью и удовлетворением, я снова начинаю чувствовать себя раздавленной и разбитой.
Меня наполняет опустошенность. Я поняла то, что другие называют Раем, и он оставил во мне чувство потери, словно я изнутри истекаю кровью.
Я чувствую себя грубой и ненужной, словно меня превратили в мусор.
- Эви? - шепчет Рид возле двери.
Я хочу ответить ему, но от отчаяния едва могу дышать. В замешательстве, я понимаю, что лежу на полу уставившись в потолок.
- Эви..., - говорит Рид, поднимая меня на руки и держа в своих объятиях.
- Рид, ты чувствуешь это? - мрачно спрашивает Зефир, нюхая воздух. - Он пахнет трансцендентностью. Такое возможно? - спрашивает он.
- Когда рядом Эви, возможно все. Ты можешь найти воду и сахар? - мрачно спрашивает Зефира Рид, посадив меня на диван и удерживая мое лицо таким образом, чтобы мог заглянуть мне в глаза.
В следующую секунду Зефир вернулся со стаканом воды и сахаром.
- Сколько нужно сахара? - спрашивает он, щедро добавляя сахар в воду.
- Хватит, - отвечает Рид, поддерживая мою голову и поднося стакан к моим губам. - Эви, пей, - говорит он.
Я с трудом делаю маленький глоток. Я чувствую себя ужасно, и просто хочу, чтобы меня оставили в покое, может быть если я истеку кровью в достаточной степени, голоса снова вернуться.
- Любимая, ты должна это выпить, - настаивает он, а потом начинает говорить на том прекрасном языке, который он так хорошо знает. Поворачиваю голову в его направлении и отпиваю из стакана немного воды. - Вот так. Выпей все, - говорит он.
Когда я заканчиваю с водой, Рид снова подхватывает меня на руки, и мы в доли секунды оказываемся на улице. Осторожно разместив меня на переднем сидении автомобиля, он пристегивает меня ремнем безопасности. Обогреватель в салоне работает на полную мощность и весь теплый воздух направлен на меня. 
Рид коротко переговаривается с Зефиром, который сидит месте с Булочкой в соседней машине. Я едва замечаю, как Рид выезжает из города, машина едет так быстро, как только это возможно с выключенными фарами.
Чувствуя, как Рид смотрит на меня, я тоже смотрю на него и протягиваю свою руку, чтобы коснуться его. Он крепко сжимает ее и целует.
- Какая-нибудь душа проскользнула в комнату? - напряженно спрашивает Рид, глядя на меня в ожидании ответа.
Я киваю, а он на миг закрывает глаза и снова открывает их.
- Как? - спрашивает он, и я пожимаю плечами. - Эви, не легко находиться рядом с душой, когда она выходит. Вот почему ангелы Жнецы пришли в такой восторг, потому что, когда они из-за невнимания теряют невинную душу, для них это норма.  Ты была слишком близко к ним. Это как смотреть на черную дыру, открывшись - готовясь к путешествию, если ты находишься к ней слишком близко, она начинает поглощать твою энергию. Ты грустишь? - спрашивает он меня, и я должна отвернуться от него, чтобы он не видел, как внутри меня все обрывается от того, что меня лишили такого блаженства. - Я просто киваю, потому что не могу говорить. - Даже мне бы стало грустно, если бы я был там. Ты чувствуешь себя недостойной - и это нормально, просто это было не твое время для ухода..., и я благодарен что это было не твое время, - признается Рид. Я снова молча смотрю на него. - Произнеся это вслух, я чувствую себя таким эгоистом, но я не знаю, чтобы я делал, если бы ты сегодня ушла.
Я вижу, как он напряженно вцепился в руль, словно и правда испытывает стыд от того, что только что сказал. Я отстегиваю ремень безопасности, перебираюсь через панель и забираюсь на колени к Риду. Кладу голову к нему на грудь и целую его в щеку, чувствуя, как он обнимает меня, притягивая ближе к себе.
- Я никуда не хочу без тебя уходить, - честно говорю я и чувствую себя эгоисткой, потому что понимаю, что если бы я ушла с Брэндой, для Рида так было бы лучше.
Он больше никогда не будет подвергаться опасности, ну еще большей опасности чем тогда, когда он сражался с Падшими. Так же он не будет подвергаться опасности со стороны Божественных ангелов.
- Хорошо, - с облегчением говорит Рид.
- Чего же ты хочешь? - серьезно спрашивает он.
- Тебя и картошки фри, -  менее серьезно говорю я под звук урчания моего желудка. - И шоколадный коктейль, - добавляю я. Я хочу гораздо большего, чем этого. Я хочу, чтобы он был в безопасности. Я хочу быть в безопасности. Я хочу деревянный коттедж, детей и жизнь с Ридом -  или хочу, чтобы Зефир, Булочка и Брауни были рядом с нами целую вечность, и я хочу.... Рассела. И теперь, когда я почувствовала Рай, я так же отчаянно желаю и его. Но если я могу иметь только одну из этих вещей, тогда я хочу Рида. Думаю, мой ответ настолько неожидан для Рида, что он начинает смеяться.
- Ты голодна? - улыбаясь спрашивает он. Я киваю. Рид достает из кармана свой телефон и звонит. - Мы должны совершить незапланированную остановку... Картошка фри... - говорит он.
- И шоколадный коктейль, - напоминаю я, видя, как он улыбается еще шире.
- И шоколадный коктейль. Мы будем в парке, а вы закажите еду, - говорит Рид. Мы находим ресторан быстрого питания, и Рид паркует машину, а Зефир и Булочка делают заказ.
Зефир как всегда заказывает больше, чем я просила, как всегда в своем ангельском стиле. В нем несколько гамбургеров, сэндвичей, пирогов и шесть больших порций картошки фри. Они отвлекают меня, за что я им очень благодарна. Мы не ждем их чтобы продолжить путь, но вскоре Зифир возвращается уже в другой машине.
Я предлагаю Риду немного картошки и прежде чем принять ее, он смотрит на нее с подозрением.
- Куда мы направляемся? - спрашиваю я, потому что уверена, что мы не собираемся возвращаться в домик.
- Домой, - говорит Рид.
- Это точно хорошая идея? - спрашиваю я, немного дрожа, когда думаю о том враждебном Воине, который угрожал разорвать мое сердце.
- Они не знают кто мы. Мы с Зефиром все спланировали, чтобы не использовать твою подставную, или настоящую сущность. Все, от денежных средств до идентифицирующих документов.
 Я думаю обо всем этом и о том, что произошло на холме.  Рид молчит, словно не хочет говорить об этом или что-то еще.
Некоторое время я ем картошку и наблюдаю за ним, а потом спрашиваю:
- Кто такие Нефилимы?
Рид убирает ногу с педали, и машина сбавляет скорость. Он не смотрит на меня, бледнея, он смотрит в темноту. Он выглядит разъяренным.
- Что ты сказала? - спокойно спрашивает он меня.
Я перестаю живать и с трудом сглатываю, потому что я не хотела ему ничего говорить, но видимо придется. Когда я не отвечаю, он спрашивает:
- Где ты услышала это слово?
- Другой Воин назвал меня Нефилимом, прежде чем сказал, что вырвет мое злое сердце, - отвечаю я, надеясь на то, что от моих слов он не разозлиться еще больше.
- Другой Воин? Там был кто-то, кто следил за тобой? - спрашивает он.
Мы тихо ехали по дороге, и резко затормозили. Зазвонил телефон, но Рид даже не двигается чтобы ответить на звонок. Он подъезжает к обочине и припарковывает машину.
Я действительно начинаю бояться. Потихоньку Рид начинает выходить из себя, и от этого я начинаю нервничать.
- Ага, - хмыкаю я. - Поэтому я и убежала за сотню миль. Не хотела, чтобы она вырвала мое злое сердце.
- Твое сердце не злое, - рявкает он, и я вздрагиваю.
Я подпрыгиваю, когда вижу, как напротив нашего окна стоит Зефир и смотрит на нас.
- Какие-то проблемы? - спрашивает Зефир, когда Рид открывает окно.
- Эви не просто так убежала за сотню миль, за ней охотились, - тихо говорит Рид.
Зефир подает сигнал Булочке, и в следующие мгновение они оказываются на заднем сидении нашей машины. Я оглядываюсь чтобы посмотреть на Булочку, но она протягивает руки и обнимает меня и говорит:
- Конфетка, ты удивительная. Сто миль по холодной и снежной местности - ты мой герой.
- Она и мой герой тоже. Ее преследовали. Кто охотился за тобой, Эви? - спрашивает Зефир.
- Думаю, она Воин - она выглядела как воин, но определенно она - женщина. Давай посмотрим, она была горяча как модель: короткие темно-коричневые волосы, карие глаза, темно-коричневые крылья, очень сильная.  Она вырвала дерево и швырнула его в меня, словно это был сорняк, - объясняю я, вспомнив звук того, как оно раскололось и разлетелось вокруг меня.
Рид издает звук, но не смотрит на меня. Он сидит и смотрит в окно.
- Ты не сможешь обвинить ее в том, что она швыряется как девочка, - добавляю я, пытаясь вызвать у Рида улыбку. Но он не улыбается.
Булочка бледнеет и говорит:
- Конфетка, как тебе удалось сбежать? - спрашивает она, словно не понимая этого.
- Я бежала без остановки. Я оставалась в самой гуще леса, чтобы ей было сложнее найти меня с высоты птичьего полета. Я продолжала идти пока мне не пришлось остановиться из-за того, что я очень замерзла.
- Но даже если ты опередила ее, в чем я не сомневаюсь, раз ты оказалась в городе, почему ты все еще жива? - спрашивает Зефир.
- Извини, я не понимаю, - растерянно говорю я.
- Она бы не остановилась. Она бы продолжила идти по твоему следу. Что еще в городе было открыто? - тихо спрашивает Рид. - Ты не заметила?
Я попыталась припомнить свой маршрут по городу.
- Был открыт магазин, но я не могла пойти туда, - говорю я, смотря вниз, потому что мне стыдно от того, что я не могу побороть страх перед такими вещами. - Думаю, и бар на углу тоже был открыт, но было видно мои крылья, поэтому я не смогла зайти туда, а больше там не было ни каких баров или таверн.
- Она не ведет себя как обычная добыча, - внезапно говорит Зефир, улыбаясь мне с гордостью.
- Да. Мы искали ее в баре, потому что думали, что она будет действовать, как и другие Падшие. Но это не так, так что, если в городе есть и другие Войны, в поисках Эви, она бы направилась прямо в таверну, - предполагает Рид.
- Как далеко бар находится от закусочной? - спрашивает Рид.
- Думаю где-то позади, потому что у бара и закусочной общая парковка. Стоянки разделяются в противоположных, - отвечаю я, пытаясь припомнить схему, но это небольшое пространство, потому что в каком-то смысле я находилась в этой точке.
Рид поворачивается назад и обращается к Булочке:
- Как думаешь, с такого расстояния Воин мог почувствовать вознесение души?
- Конфетка, ты помогла душе, не так ли? - спрашивает меня Булочка. Я киваю.
Она снова поворачивается к Риду и отвечает на его вопрос:
- Да.
Затем она спрашивает:
- Разве Воин, разбирался бы в чем-то подобном будь он на охоте?
И Зефир, и Рид смотрят друг на друга и в один голос произносят:
- Нет.
Булочка с раздражением смотрит на них и спрашивает:
- Потому что это для тебя неприемлемо, или что-то еще?
Не последовало не одного ответа, поэтому ответ последовал по умолчанию.
- Так мы здесь играем в азартные игры? Мы должны надеяться, что она не заметила нас, и что она не войдет в контакт с ее друзьями? Сколько их было на том холме? - немного раздраженно спрашивает Булочка, вероятно потому, что Войны преобладают над Жнецами.
Рид игнорирует ее заявление и отвечает на ее вопрос.
- Пока я был с Эви, на холме находилась по крайней мере семь человек. Они были вместе. Если она войдет с ними в контакт, то они будут делать все, что она захочет, потому что это ее миссия. Мы думаем, что она видела, как мы сажаем Эви в машину и отъезжаем. Предполагаем, что у нее был телефон, или что она была готова пролететь любое расстояние, чтобы проследить за нами. Зефир, нам нужны новые машины. Эви, какую машину ты бы выбрала, чтобы уйти от ангела? - спрашивает меня Рид, а я удивлена, что он спросил меня о планах.
Они эксперты во всем этом. Не желая его разочаровывать, я подумала о нескольких вариантах, но в голове у меня крутится единственный вариант.
- Минивен, - выпаливаю я.
- Что? - спрашивает меня Зефир, как будто не понял, о чем я.
- Возьмите минивэн, - повторяю я
- Почему? - возражает он, словно я предложила ему украсть велосипед.
- Потому что вы ребята, не поместитесь в одну. Это идеальная маскировка, - отвечаю я.
- Да, но, если нас заметят, у нас не будет шансов убежать. Это будет как смертельная зона. Чтобы не умереть, мы должны бороться, - объясняет он, и я вижу, что они в замешательстве.
Они бы не боролись с Падшими, они бы боролись с себе подобными. Но почему-то я знаю, что права, и я должна отстоять свою зрения.
- Это сработает потому, что все что вы знаете о производительности - это как анализирование ваших стандартов, как быть ангелом - но минивэн это так по-человечески. Ребята, вы никогда не обращаете на них внимания. Вы наблюдаете за скучным человеческим существованием, так что в нем, для них мы будем невидимы. - За несколько месяцев жизни с ними, я узнала об одном или двух их полномочий. - Зефир, ты действительно хороший водитель, поэтому ты справишься, и тебе понравится.
Я останавливаюсь, потому что знаю свои приделы.
Рид достает карту и показывает на отмеченную на ней очку.
- Мы встретимся здесь через пол часа. Подожгите машину и сотрите все с камер видео наблюдения.
- Дорогая, увидимся через пол часа, - говорит Булочка, она снова обнимает меня и вместе с Зефиром исчезает в черном РенджРовере.
Рид осторожно начинает движения, глядя в зеркало заднего вида, чтобы посмотреть, не следят ли за нами. Чтобы не вызвать у Рида еще более бурную реакцию, я не заговариваю с ним о Нефелиме.
Взглянув на него, я понимаю, что его по-прежнему что-то мучает. Его челюсти сжаты, а пальцы оставляют вмятины на рулевом колесе. Я догадываюсь из-за чего он расстроен, но не знаю, как поговорить с ним об этом.
- Ты так и не сказал мне, кто такой Нефилим, - спокойно говорю я, пока он быстро едет по пустой дороге.
- Тебе знать этого не нужно, - говорит он, посмотрев в зеркало заднего вида, а затем через люк на звездное небо.
- Ну пожалуйста, - тяжело вздыхаю я.
- Ты не Нефилим, так что это не важно, - твердо говорит он.
- Ок, я не Нефилим - что опять за Нефелим? - спрашиваю, потому что не хочу закрывать эту тему. Я по крайней мере должна понимать, почему я должна обижаться, когда называют мое имя.
- Эви, - тоже вздыхает Рид, - Почему ты настаиваешь на том, чтобы все узнать?
Настаивает он. Он действительно не хочет говорить об этом. Наверное, это действительно что-то плохое, думаю я. И вижу, как он потирает лоб рукой. И я немого успокаиваюсь. Может, сейчас просто не время чтобы поднимать эту тему. Возможно, вполне достаточно, прожить этот день и просто встретить новый год.
Я закрываю глаза и думаю о Господе, пока для меня этого вполне достаточно. Я здесь рядом с Ридом, он в полной безопасности, и, на данный момент, для меня этого вполне достаточно.
Когда я открыла глаза, то замечаю, как Рид с беспокойством наблюдает за мной.
- Ты прав. Прямо сейчас мне не нужно это знать. Я должна поблагодарить тебя за твой план, который так хорошо сработал, - нежно отвечаю я, ложа свою руку ему на плечо.
- Какой план ты имеешь ввиду, потому что мой план не включал в себя Воина, охотившегося за тобой, - спокойно спрашивает он. - Я упустил ее и не знаю, что произошло. Ты жива, потому что ты невероятно быстрая, храбрая, хитрая - а не потому, что кто-то играет с нами - и тебе нужна помощь, - сердито отвечает он.
- Рид, ты не знаешь, что в Эймсе, я не понималась с земли. Это сделал ты. Если бы не ты, я бы до сих пор была там, и, наверное, рано или поздно она бы нашла меня там. Если бы не ты, я бы не отделалась одной царапиной, а пошла бы прямо к ним, и это было бы концом. Подумай об этом, если бы не ты, Альфред бы заполучил для своих игр новую душу, а тень человека, сделала бы это со мной. Ты знаешь, может быть, мне уйти? - спрашиваю я, подумав о Себастьяне. - Я обязана тебе всем, и, может быть, ты должен посмотреть на все это под другим углом.
- Каким углом? - с раздражением спрашивает он.
- Возможно сейчас ты просто должен быть благодарен за этот разговор. Я благодарна. Я так благодарна за то, что могу видеть тебя - прикасаться к тебе, - говорю я, поглаживая его по голове. - Я получила еще один шанс, чтобы быть с тобой, я знаю что с моей стороны это эгоистично, потому что когда мы вместе, ты подвергаешься той же опасности, что и я. Мне стыдно, но я все еще хочу тебя.
Въехав на пустую парковку парка, Рид наклоняется, отстегивает мой ремень безопасности и тянет меня к себе на колени.
- Я благодарен, - выдыхает возле моих губ и обрушивается поцелуем безудержной страсти, это заставляет меня вцепиться в него еще сильнее и оседлать его бедра. Рид притягивает меня к себе, затем тянется к правой приборной панели, отстегивает ее и бросает на заднее сидение. Срывает дверную ручку и сминает ее в руке.
Я прикасаюсь губами к его шее, а затем покусываю его ухо, дразнясь. Я пальцами впиваюсь в его талию, пытаясь притянуть его к себе еще ближе.
- Я люблю тебя, - шепчу ему на ухо я, слышу, как он стонет словно от боли, вцепившись в обивку заднего сидения и вырывая крепление, которое удерживает его.
- И я тебя. Ты моя, Эви, - срывающимся голосом.
Я игнорирую тот факт, что он практически уничтожил машину, и продолжаю целовать его. Его рука поднимается вверх и упирается в потолок автомобиля. Люк разлетается на мелкие кусочки, и на нас сыплется стекло и холодный воздух.
- Всегда, - мягко говорю я.
Рид скрипит зубами, упирается другой рукой в дверцу с водительской стороны и срывает ее с петель. Она с грохотом падает на землю. В следующие мгновение Рид выходит из машины и расправляет свои крылья. Я сижу на водительском сидении и наблюдаю за ним, а он вышагивает взад-вперед, пытаясь восстановить контроль.
С его голым торсом и черными крыльями, он абсолютно неотразим.  Я не знаю, как это возможно, но теперь я хочу его еще больше. Вижу, как он словно пантера мечется по клетке, ища способы спасения. Я отворачиваюсь от него, пытаясь взять себя в руки.
Кладу руку на ручку возле центральной консоли. В расстройстве, я крепко ее сжимаю, и вырываю из панели передач. Рид смотрит на меня с еще большим желанием в его потемневших глазах.
- Эви, не делай этого, - мягко говорит он.
- Ну вот Рид, ты убил машину, - растеряно говорю я, раздавливая в руке кусок пластика.
- Потому что я пытаюсь успокоится, но ты такая горячая, что я хочу тебя еще больше, - объясняет он.
- Серьезно? - с кривоватой улыбкой спрашиваю я. Он медленно кивает. - Потому что я действительно хочу что-то сломать.
- Я понимаю твои чувства, - соглашается Рид, улыбаясь и глядя вниз.
- Хочешь помочь мне избавится от автомобиля? - спрашивает он, говоря немного спокойнее, чем минуту назад.
- Мне нравилась эта машина, - с сожалением вздыхаю я, глядя на пассажирское сидение, которое упало назад, когда Рид наконец отпустил его.
- Я подарю тебе еще одну. На этот раз ты даже сама можешь ее выбрать, - быстро говорит он, так словно я капризный ребенок, которого он должен успокоить.
- Хорошо, - пытаюсь заверить его я.  - Мне просто грустно, потому что она такая новая, - говорю я, выходя из машины и положив руку туда, где недавно на петлях висела дверь.
- Насколько сильной ты меня считаешь? - спрашиваю я, наблюдая за ним, вытаскивающим что-то из заднего сидения.
Потом он вытаскивает заднюю пластину и кладет ее на наши вещи.
- Хороший вопрос, - говорит он, проходя мимо меня. Подходит к машине и хлопает капотом.
Вблизи его тело еще притягивает меня еще больше, словно он для меня магнит. Рид удаляет с машины все номера, даже те, о которых люди никогда не знали. Когда заканчивает, возвращает на место капот и наклоняет голову. Он такой соблазнительный, его накаченные мышцы натянуты под идеальной кожей.
Внутри меня разгорелась такое сильное желание, что я не знаю, что с ним делать, так что я снова разворачиваюсь к машине и кладу на нее руки. Я упираюсь руками по обе стороны от машины, и поднимаю ее на два колеса. Машина переворачивается на крышу, словно опрокинутая черепаха. Когда это не помогло, я отставляю ногу назад и пинаю мою прекрасную машину.
Что-то внутри меня ломается, и я больше не могу ее удерживать.
- Я хочу, - кричу я пиная приборную панель РенджРовра. Мне нужно. Я желаю. Я здесь. Я существую. я имею на это право. Я снова и снова прокручиваю эти слова у себя в голове. - Я хочу, чтобы она пришла, - твердо говорю я, продолжая руками бить по машине. - Я хочу, чтобы она нашла меня, чтобы я могла ей причинить такую же боль, какую чувствую я. Я хочу, чтобы я могла вырвать дерево с корнем и швырнуть в нее. Я хочу сорвать ветки и швырнуть прямо ей в сердце. Я уничтожу любого, кто попытается забрать тебя у меня. Я клянусь, - говорю я, поворачиваясь к Риду, который молча на меня смотрит.
Мои крылья раздвинулись, и возбужденно задвигались, потому что я бью сталь голыми руками.
- Просто, когда я думаю, что мое влечение к тебе уже достигло своего придела, оказываться, это не так, ты подходишь, и снова поднимаешь планку, - спокойно говорит он, глядя на меня с небольшого расстояния. - Больше не делай этого, потому что я не знаю, смогу ли я взять ее.
- Ты как ангел отмщения? -  любопытством спрашиваю его я.
- Угу, - соглашается он со страдальческим выражением лица.
- Почему? - спрашиваю я.
- Прежде всего, я хочу, чтобы ты поняла - кто ты на самом деле - такая умная, храбрая, нежная и красивая. Но сейчас у тебя есть власть, сила и опасность, и ее имя - Эви. Ты как сон, и я просто хочу... - он умолкает.
- Просто ты хочешь чего? - спрашиваю я.
- Навеки быть с тобой, - отвечает он, а затем поворачивается лицом к улице, потому что со сторон дороги слышен звук мотора.
На парковку заезжает минивэн, и я вижу мрачное лицо Зефира, потому что колесо микроавтобуса попадает в небольшую выбоину на асфальте, выхлопная труба издает звук. Булочка с восторгом сидит на переднем пассажирском сидении. Когда они останавливаются, она вылезает из машины, крепко меня обнимает и восторженно кричит:
- С Новым Годом, Эви!  
Потом отпускает меня, подбегает к Риду и проделывает с ним тоже самое. Я слышу, как рычит Зефир, когда видит, как Булочка обнимает Рида, Булочка смотрит на меня такими же большими глазами, как и я на нее. Он любит ее! Булочка, кажется, светится от счастья, она отпускает Рида, улыбается мне и говорит:
- У нас нет фейерверков, но, когда мы доберемся до места, мы возьмем Car-B-Que. (это какая-то машина для праздников, название не переводится, прим. переводчика) Ты готова? - спрашивает она. Смотрит на уничтоженную машину, и добавляет: - Ты уже начала праздновать, да?
Рид загружает наши вещи в заднюю часть фургона. В доли секунды, он оказывается у РенджРовера, вытаскивает из корпуса трубу газового баллона и позволяет топливу проникнуть в салон.
- Эви, сейчас ты должна быстро отойти, - советует мне Рид.  Открыв сбоку раздвижные двери, я замечаю, отвращение на лице Зефира, когда он срывает пластиковые отражатели, которые висят на зеркале заднего вида, выбрасывая их в окно с водительской стороны. Потом Зефир кидает Риду спички.
Булочка снова садиться в машину и закрывает дверь, а я залезаю на заднее сидение позади водителя. Мы ждем пока Рид зажигает спичку, и кидает в сторону топлива. Газ воспламеняется, и Рид быстро залезает в фургон закрывая за собой дверь.
Мы уже выехали с парковки, когда автомобиль позади нас взрывается.
- Зефир, выключи фары и езжай вниз, - сидя возле меня, говорит Рид. - Поставь на круз-контроль и езжай медленно, как обычно делают люди.
Я закатываю глаза, так как скорость тоже относится к человеческим привычкам. После двадцати минут езды на машине, мои веки начинают тяжелеть, и я из последних сил стараюсь не заснуть. Я едва слышу, как Зи говорит о том, что к нам быстро приближается BMW с выключенными фарами.
Автомобиль наносит по нам удар, даже не замедляя скорости. Все ангелы смотрят на меня так, словно разгадали одну из тайн вселенной. Я даю им увидеть мои действия, и наклоняюсь в сторону Рида.
Он мягко гладит мои волосы. Затем наклоняется, и шепчет мне на ухо:
- Что ты напеваешь?
Не знаю, что я напевала, поэтому я на секунду замолкаю, чтобы подумать.
- Эта песня играла в баре, который был на пути к забегаловке. Не знаю, что это; что-то старое. Хм, мужчина пел что-то о том, что им не догнать его... и ему придется остаться наверху... навсегда, - говорю я, пытаясь вспомнить незнакомые слова.
Рид крепче прижимает меня к себе.
- Это не навсегда, Эви, я обещаю тебе, - пытаясь убедить меня, говорит он.
Я умолкаю, и кладу голову на его плечо.
- Нет, ты прав, - шепчу я, - Это не может больше продолжаться.